Эфир экспертного круглого стола «Безопасность пассажирских перевозок на железнодорожном транспорте» состоится 2 июня с 11:00 до 13:00

Геннадий Гудков

Геннадий Гудков

Государство — неэффективный собственник, так и будет ставить на каждый угол по автоматчику с тремя собаками

Помимо ЧОПов и давно ставшей анахронизмом в Европе вневедомственной охраны в России допускается существование еще и ведомственной охраны при 15 федеральных органах исполнительной власти, включая Минобороны, МЧС, Минфин, Минрегион, Минтранс, Минсельхоз, Минэнерго, Росжелдор и Росрезерв, а также в госкорпорациях. Кроме охраны своих объектов эти службы безопасности могут предоставлять услуги по договору и сторонним заказчикам. 350 тыс. их вооруженных сотрудников бдят на 26 тыс. объектов в России, только 10 тыс. из которых принадлежат государству, остальные так или иначе связаны с ведомствами, говорят в МВД.


Ведомственная охрана при "Спецстрое", "Росатоме" и прочих структурах тоже вызывает у владельцев ЧОПов много вопросов. И если объем рынка негосударственной безопасности эксперты оценивают с большим разбросом — от $1,5 млрд до $3 млрд, то, сколько тратится на содержание охраны при 15 госведомствах и сколько на ней зарабатывают, подсчитать еще сложнее.

Так, например, на более чем 700 охраняемых ведомственной охраной Минтранса объектах, от портов до автостоянок, работает около 15 тыс. человек.

"ФГУП "УВО Минтранса России" — коммерческая организация и из федерального бюджета не финансируется,— отметил генеральный директор ФГУП "УВО Минтранса России" Игорь Шерстников.— Бюджет предприятия зависит исключительно от договоров на оказание услуг, заключенных с заказчиками, среди которых немало частных компаний. Работа с ними ведется в строгом соответствии с законом. Налоговая нагрузка предприятия составляет почти 46% от величины доходов". 

"Это и не полиция, и не частная служба охраны, это некие подразделения, которым предоставляется мощное боевое оружие, которое обычные охранники в глаза не видели,— считает экс -депутат Геннадий Гудков.— Естественно, что в условиях рынка они имеют преимущество, сразу ассоциируются с государством, у них больше денег и серьезная организация.

Поэтому в России охранные услуги я бы назвал квазиохранными". Несмотря на то что, по данным МВД, из автоматического оружия сотрудники вневедомственной и ведомственной охраны стреляют очень редко, а по московским законам в городе вообще нет мест, где его разрешено использовать, охранник с автоматом россиян впечатляет.

У нас любят считать полномочия и количество подчиненных. 

"За рубежом почти на всех объектах, включая армейские части, посольства, аэропорты и железнодорожные станции, стоят исключительно частные охранники. Полиция и ведомственная охрана стоят дороже, а в Европе умеют считать бюджеты.

У нас любят считать полномочия и количество подчиненных. Поэтому, когда все экономят на безопасности, мы вкладываем в нее бешеные деньги, но результата не добиваемся. Государство — неэффективный собственник и так и будет ставить на каждый угол по автоматчику с тремя собаками",— возмущается Гудков.

По его словам, существуют "негласные указания всем сопряженным с министерствами предприятиям работать с их охранными предприятиями: не хотите, мол, работать с нашими охранниками — не будете работать с нашим министерством". Правда, никаких документальных свидетельств депутат не привел.

Частная охранная деятельность является конкурентом ведомственных структур МВД

Государство само увлечено поставкой охранных услуг на рынок. "Частная охранная деятельность является конкурентом ведомственных структур МВД. Поэтому у нас непростые отношения с министерством,— объясняет глава профсоюза негосударственной службы безопасности Дмитрий Галочкин.— Есть такой дуализм: с одной стороны, МВД занимается и лицензированием, выдачей разрешений, и контролем за охранной деятельностью, а с другой — является нашим конкурентом в сфере охранной деятельности.

Поэтому наше сообщество выступает за то, чтобы из закона "О полиции" был убран пункт об оказании услуг в сфере безопасности на платной основе". "Из вневедомственной охраны в МВД устроили себе кормушку, это пережиток не знаю каких времен.

Это позорище. Когда принимали новый закон "О полиции", мы почти договорились, что с 2014 года вневедомственной охраны больше не будет, решили этот вопрос на уровне замминистра и правительства, но вдруг все быстро поменялось, и поправка не прошла",— говорит экс -депутат Гудков.


По словам источника "Власти" в лицензионно-разрешительном управлении МВД России, "меньше половины из охраняемых ведомственной охраной объектов являются госсобственностью". "Это значит, что они работают на договорной основе. Что создает условия для коммерциализации федеральных органов исполнительной власти. Происходит переориентация прибыли, коррумпируются чиновники",— считает он.

В качестве примера приводит структуру "Росинкас" при Центральном банке России, которую Гудков и вовсе называет "незаконным вооруженным формированием на территории РФ".

В "Росинкасе" работает более 17,9 тыс. человек, вооруженных боевым автоматическим оружием. "Они заключают договоры с уклончивыми формулировками, которые позволяют им зарабатывать с помощью оружия, которое мы выдаем. Неофициально весь "Росинкас" в Дагестане — это личная охрана. Они дают в ведомстве взятки за то, чтобы их оформили инкассаторами, так получают право на ношение боевого оружия и мотаются с ним по всей России. А сотрудники управления потом ездят его изымают",— рассказывает источник "Власти".

Как сообщили "Власти" в прокуратуре Дагестана, в 2012 году по факту злоупотребления полномочиями в республиканском "Росинкасе" было возбуждено уголовное дело. В ходе проверки прокуроры выяснили, что глава службы Гусейн Курбанов десять лет выдавал местным предпринимателям фиктивные удостоверения инкассаторов, чтобы у них появилось право на ношение оружия. Расследование до сих пор продолжается, правда, Курбанов по-прежнему возглавляет дагестанский филиал "Росинкаса". А в дагестанском управлении "Росинкаса" "Власти" заявили, что уголовного дела и вовсе не было.

www.kommersant.ru

Поделиться: